Новости Пскова: Подростковый суицид, по словам экспертов, не происходит без предупреждения

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...
0
941

katyanovayafoto

Подростковый суицид, по словам экспертов, не происходит без предупреждения, как пишет politland.com. А такие демонстративные ребята, как Денис и Катя, множество раз давали понять родителям, что с ними уже поздно разговаривать, как с детьми. «Роман» современных Ромео и Джульетты длился около семи месяцев, и за это время ребята не раз говорили взрослым, что если они запретят им встречаться – «пожалеют». А поскольку ребенок ничего серьезного сделать «миру взрослых» не может, то ребята подразумевали суицид.

 Вопреки расхожему мнению, что решившийся на суицид ребенок повторит попытку снова и снова, никто из детей, которых отговорили, не возобновил попытку уйти. Если несостоявшийся самоубийца понял, что его любят и хотят видеть в этом мире, то второго раза уже не будет. Опасны для себя и окружающих дети, который удалось спасти, только два-три дня после неудачного «ухода», а потом подростки находят новый смысл жизни. А такие жизнелюбивые ребята, как Денис и Катя, точно остались бы жить даже назло «миру взрослых». На жизнелюбие и бунтарский дух надо было «давить» во время переговоров с этими ребятами. «Крутой» — не тот, кто «красиво умер»: смерть не может быть красива по определению. «Крутой» – это тот, кто остался не благодаря, а вопреки. Тем более, что за пару подстреленных собак никто несовершеннолетнего в колонию не посадит, а СОБР не убивает до последнего даже преступников и террористов.

pskovskie-shkolniki-3

В школе, где учились ребята, стараются не говорить с детьми о смерти и суициде. Но это делается зря: профилактические разговоры не будят в детях подобное желание, и информировать ребят никогда не будет лишне. Например, подростки верят в «красивый способ умереть», хотя его не существует. В посмертных фото ребят нет эстетики: лужи крови и раны везде заретушированы цензурой, это зрелище – не для слабонервных. Во время разговоров о суициде некоторых детей «прорывало», они выговаривались, в этот момент переставая быть потенциальными самоубийцами. Взрослому оставалось только напомнить, что самоубийство – не выход.